Полет по трубе

14 ноября 2005 г

Всякий раз при переводе с французского мучаясь с очередной  забугорной идиомой, я нехорошо поминаю и автора и все современное языкознание…
Теперь моя очередь! Если кому в забугорье взбредет в голову прочитать этот рассказ, пусть помучается, поищет смысл  словосочетания «полет по трубе». Это моя  ответная месть…
А полет был действительно по трубе!

…………………………

Перспектива отправиться в Саратовскую область засветила  нежданно-негаданно, нарушив  размеренное течение моих текущих дел. Озвучил ее по телефону Леша Белокопытов, мой бессменный «бортоператор». Он не оставил мне никаких шансов отлягаться от поездки, более того, выезжать надо  срочно.  Ноябрь на дворе, кого гляди снег пойдет, а под снегом тепловизор ничего не «разглядит».

От Москвы до Саратова долетели в один присест. Сергей Романченков- третий член нашего экипажа – оператор-стажер,  водительское дело знал отменно. Мощный «Патриот» под его управлением   уверенно и очень плавно тянул за собой  прицеп с «Форсажем». Он буквально парил над дорогой на двойной амортизации, изредка покачиваясь при  вынужденных «противоминных» маневрах.

Уже ночью, по длинному мосту перебрались на другой берег Волги, отыскали нужную гостиницу и разместились на ночлег.
Рано утром  «форсировали» Волгу  в обратном направлении. Темнота уже не скрывала ужасающую    замордованность  единственной городской  (стратегической!) переправы. Пока  ехали по ней, в салоне было тихо…

Региональное управление газопровода  разыскали без труда. Местный Газпром, конечно, не дворец на улице Наметкина в Москве, но и тут, видно, не бедствуют: современное здание,  вооруженная охрана,  не пустая автостоянка.  Но повсюду, даже  поверх  асфальта —  слой жирного липкого чернозема. Что ж, традиции надо блюсти!..

Газовики не проявили никакого интереса к нашему  летательному аппарату,  за долгую жизнь они, очевидно,  всякого нагляделись.
План проведения летно-исследовательских работ  согласовали быстро, без обмороков и истерек.    Завтра можно  приступать к работе.

……………………………..

 А вот  год назад,  под Тверью,  газовое начальство  чуть под стол не улезло от перспективы подобного сотрудничества:
— Мы вас не знаем, вы нас не знаете…Вы уж сами как-нибудь…
Так и отлетали сложнейший участок в полном забвении, на собственный страх и риск.

………………………..

Усть-Кутский район, где залегал  назначенный нам узел  газоотводов —  всхолмленная равнина и редкие-редкие   поселки – деревеньки. Пришлось попетлять-покружить, пока мы нашли  исходную точку полета: необычное  сооружение в поле — кран-мачта, высотой 10-12 метров.

Ориентир, конечно, замечательный, но взлетать подле него было негде! Рыхлая пашня для взлета не пригодна, а все грунтовые дороги  как назло петляли зигзагом. С войны, что ли,  так ездить  привычка осталась?…  Ни одного прямого участка для гарантированного разбега и отрыва!

В последний момент ( когда уже было почти  принято решение взлетать с шоссе )  за прилегающей лесополосой мы обнаружили подходящее невспаханное поле, .аккурат с уклоном на  ветер. Учитывая  фактический взлетный вес нашего «Форсажа», полностью снаряженного для длительного полета,  встречный ветер был нам очень и очень нужен.

Сергей Романченков разведал поле на «Патриоте» в  направлении взлета до самого его окончания. Поле вполне пригодное !
Общими усилиями  скатываем «Форсаж» с прицепа и приступаем с сборке. От  расшнуровки дорожных чехлов  до пробного запуска двигателя нам потребовалось  около часа. Уже поглядываем на солнце — оно клонится к горизонту, а ноябрьский день короток…

Тепловизор и «спаренные» с ним видеокамеры размещенные в особом контейнере занимают свое  место  под сидениями.
Этот контейнер —  воистину выдающееся  конструкторское творение. Некогда  он служил в электрощитовой, будучи наглухо привинчен к бетонной стене.. Потом в его судьбе произошел крутой поворот — его «мобилизовали» в авиацию. Конструкцию дополнительно утяжелили,  приладив к нему механизм  задвижек  из 5-мм листовой стали  для защиты  оптики от пыли и травы… Механизм приводился в действие могучим рычагом с места бортоператора. Он вполне мог быть  использован на какой-нибудь  легкой бронетехнике.

Бак   залит по пробку, в расчете на три часа полета. Меньше никак нельзя.  Наш маршрут в сумме — 156 км.   это три расходящихся газоотвода разной протяженности.  Куда ни лети,  нас ждет  боковой ветер,  чувствительно  «поджирающий»  путевую скорость.  4-5 м/сек у земли, а  что будет на высоте?

Наконец все готово к полету. Алексей заканчивает   настройку  GPS.
…Моя нелюбовь к  этому бесовскому прибору, равно как и  неумение с ним обращаться – безмерны. Но без GPS здесь не обойтись. Поэтому вся надежда на бортоператора Лешу!

Было как-то, мы  с  ним  выбирались  из-под Твери,  на этом самом «Форсаже».  Другого варианта возвращения  домой обстоятельства нам не оставили.  Тверская глухомань  совершенно безориентирная,  заблудиться в ней (… и над ней! ) – плевое дело. Одни   петляющие, извивающиеся словно змеи   речушки чего стоят! Как они похожи друг на друга! Короче, шиш   выберишься…
Леша  пошаманил с GPS — на экране высветилась стрелка –  “на Истру.”  Полтора часа я не спускал глаз с этой стрелки,  периодически впадая в предобмороки,  когда  в очередной раз экран  гас, автоматически переходя на экономический режим работы.  Прибор знал все, и скорость, и ваысоту, и курс и, даже, наперед ведал когда мы прибудем в Истру. Это раздражало. Поэтому, как только я  “ зацепился” за знакомые ориентиры окрестностей Лотошино, сразу же демонстративно от него отворотился.
…Хороший прибор! Но бесовский.

…………………

 Взлетаем.…Нет, пока лишь едем  проминая грунт со скоростью трамвая… Могучий четырехцилиндровый «Sudzyki» напрягся всей своей мощью, но скорость не росла. Даже уклон и встречный ветер не помогали!
Проехали  метров сто пятьдесят без какой-либо перспективы достичь скорости отрыва.. Площадка, казавшаяся  огромной уже заканчивалась и мелькнула  мысль: а не  прекратить ли взлет?.…

В последний момент, как подарок — порыв встречного ветра. Колеса  «вышли» из грунта и  скорость мигом подросла. Применив весь арсенал  приемов из  дельтапланерного прошлого, я выжал из крыла все  на что оно способно и, может, чуть больше!
Взлет разленившегося, обожравшегося  баклана, в сравнении с нами — это  взлет истребителя-перехватчика!
На исходе четвертой сотни метров мы оторвались…

Используя воздушную подушку, быстро «рассчитываюсь» с крылом по долгам за скорость и  — в набор!
Прямо по курсу  кран-мачта. Высота 150.  Совмещаю курсор на экране с   линией первого газопровода.  Алексей тоже не спускает глаз с курсора,  я это чувствую спиной.  Ветер на высоте ровный и не особенно мешает. И крыло  не подваливает. А все-таки  напряжение пока  велико. Замечаю,  что я даже  задерживаю дыхание, следуя за  курсором.  Да, действительно, я  готов не дышать, лишь бы  курсор всегда шел строго  по линии пути!

Вообще-то по технологии, учитывая «угол зрения»   тепловизора, допустимы боковые отклонения 10—20 метров  – оптика все равно  «захватит» обьект. Но это на земле  10-20 метров – расстояние, но никак не в воздухе! А  еще высоту надо «держать» плюс-минус 10 метров. И ветер, изрядная сволочь,   всегда  норовит увести с заданной линии  полета. Еще добавляет работы коварный  рельеф:  он то   наплывает  незаметным пологим подьемом, то уходит вниз таким же незаметным  уклоном.  Поэтому я не  отрываю глаз от шкалы высотомера GPS.  Но труднее всего приходится, когда ветер  и рельеф заодно! Вот тогда курсор – не курсор, а вражеский истребитель,  умело ускользающий из каллиматорной сетки прицела. И я веду с ним  воздушный бой!

……………………….

Через двадцать минут после взлета Алексей предупреждает о приближении к концу участка.  Делаю разворот на 180  и ложусь  на обратный курс.  Немного отлегло, хоть небольшая часть работы уже выполнена.
Со 150-метровой высоты  проплывающие под нами нескончаемые поля  кажутся  одним огромным грунтовым  аэродромом.  На следующий день вдоволь поплутав  на вездеходе  по этому «аэродрому», среди  непонятно откуда взявшихся  буераков и оврагов, я открою  этот ловкий обман …
…За моей спиной движение – Леша перегнувшись через борт что-то выглядывает на земле.  Спрашиваю  по связи:
— Что там?
— Тепловизор «дал точку»!. Я ее пометил.

Второй газоотвод  — самый короткий, одолели  легче. Да и ветер, кажется, угомонился.
На третий маршрут мы отправились когда  диск Солнца почти коснулся  горизонта. И погода начала меняться, предвечерняя дымка  уплотнилась, сократив горизонтальную видимость, а с востока, наползала стена темно-серой облачной массы.

Третий, самый протяженный участок,  оказался самым трудным. Труба несколько раз коварно меняла направление. Как специально, в районах излома  на поверхности земли  терялся ее видимый след!  Приходилось лететь  доверившись исключительно курсору GPS.
В полном молчании Алексей контролировал  мои действия. Мы хорошо с ним слетались и я давно  заметил что каждое  отклонение, он “озвучивает”  по переговорному устройству, не словесно, а …вздохами! Его вздохи доходят до моих ушей через все шумы. Чем больше отклонение, тем глубже и печальнее вздох.  И от таких вздохов я из кожи  лезу чтоб  быстрее  загнать  ненавистный курсор обратно на линию.

Может   внимание притупилось к концу второго часа полета, может я  увлекся поединком с курсором, а может просто прослушал  когда Леша дал отсечку  сьемочного гона. Так или иначе  разворачиваться  на обратный курс пришлось над самым центром Усть-Кута. В развороте я успел  разглядеть  безлюдные, пустынные улицы поселка. Это очень хорошо – лучше будет если нас не заметят…

Облачность тем временем затянула все небо и   посыпал мелкий дождь. Вслед потянулись к земле   космы тумана.  Мой оператор дал добро  уменьшить высоту до 120 метров.
Еще свалилась напасть: температура «за бортом» опустилась почти до нуля. Засветила перспектива обледенеть!  И совсем прибавила радости  красная лампочка аварийного остатка топлива. Сначала редко, потом все более оживляясь, она принялась подмигивала   с панели приборов с каким-то  садистским задором. Топливный бак быстро пустел!
Я  уже не спускал глаз с  GPS, отсчитывающего  расстояние до конца маршрута. Цифры  медленно, как бы нехотя сменялись  на экране прибора.
Восемь.., пять.. три километра… Наконец:  900 метров!

За  лесополосой, в поле  вспыхнули фары и желтые огни   включенной аварийки «Патриота». Сергей – молодец,  вовремя  обозначил   место и направление посадки. Захожу в высвеченный фарами сектор.  Планирую  на газу полого, осторожно. Наконец фары «Форсажа» через косую, светящуюся сетку усилившегося дождя  нащупали землю. Выравнивание! Касание!
Грузились уже  в полной темноте, под  проливным дождем.  Но такое  темнота и дождь для победителей!  Мы  сделали дело — Алексей нашел-таки то, ради чего мы сюда ехали.
И завтра мы отправимся искать на местности то,  что сегодня «увидел» тепловизор…

О зрительном обмане.

Искомая точка, которую вчера мы достигли за двадцать минут прямолинейного полета,  сегодня переместилась …на Луну. Приближение к ней (по  GPS, естественно!) напомнило мне старую детскую настольную игру «лабиринт». Редкие наезженные  грунтовые дороги вели куда угодно, но только не в нужную сторону. Будто  сама нечистая  в  содружестве с природой  кружила нас вкривь да вкось. Какая там «ровная как стол» равнина! Земля  огромными океанскими волнами вздыбливалась  и проваливалась перед капотом «Патриота».

Черт возьми, и откуда еще взялись  эти  длиннющие  запруды?  Не они ли вчера косили под    цепочку безобидных луж?!.
Наконец, после долгих поисков Сергей Романченков обнаружил подходящий брод.. Прикинув  глубину брода, твердость грунта и дистанцию разгона, оператор-дублер мастерски, с ходу, форсировал водную преграду.  Мощная машина вытолкала на противоположный берег  огромную волну, на секунду  осушив  за собой песчаное дно.
Троффи!

Но вскоре перед нами очутилось новое препятствие — колоссальный  по глубине и протяженности  каньон.  Каньон поделил  планету на два отдельных полушария. Что-то  вчера я его сверху не приметил…
И почему  все  препятствия  обязательно  поперек?!.
Оставалось совсем мало светлого времени, когда GPS, наконец, показал прибытие к цели!

Спешиваемся.  Рассыпаемся цепью.. И вот оно – «место»!

…Черное, испепеленное  пятно на поверхности,  в центре слюдяная, замерзшая лужица.  Классический след прорыва газовой трубы.  Не напрасно,  совсем не напрасно мы   мотались весь день по  оврагам  и буеракам  рискуя свернуть шею!

…Такого взрыва эмоций  и совершенно искренней   радости  у вполне взрослых мужиков я  не видел. Будто бы не дырку в железной трубе они нашли, а  величайший клад.  Я даже застыдился своего малого участия в общем ликовании….

…………………………

Вряд ли  местные газовики ожидали от нашей работы чего путного.  А как вышло!
Скромно, без шума и помпы  приехали;  одним махом  покрыли 156 километров и  нашли прорыв.  И нашли когда — в ноябре!  Скоро  прорыв ушел бы под  снег, и тогда одно из двух: либо труба благополучно «сочила»  до весны,  до плановой  ревизии, либо…
Так-то вот…

О параллельных мирах…

На обратном пути  мы остановились передохнуть у небольшого водоема. Вышли из машины. После  шума и тряски езды по бездорожью  тишина  и покой нас оглушили. Мы молча стояли, просто любуясь всем, что нас окружало. Вот тут-то все и произошло…

Послышался сильный всплеск воды. Крупная рыба высоко взлетев над  гладью водоема и  матово блеснув мокрой чешуей, перевернулась в воздухе и со шлепком исчезла в пучине. Полет рыбы  меня озадачил. Странно озадачил…Да, очень странно озадачил!
Вот эта самая  рыба всю свою жизнь тыкавшаяся среди болотных водорослей и тины  вдруг совершила полет. А может быть, даже, выход в открытый космос! Всего на миг она взлетела над  затхлым болотом, но за этот миг она увидела бездонное синее небо,  солнце и  далекий горизон. Еще, по стечению обстоятельств, она увидела  три   непонятные существа  без чешуи, без плавников и  огромный, совершенно  непонятный предмет на колесиках,  Инопланетяне, не иначе!

Интересно  бы проведать, что увидела, а главное, что поняла рыба из увиденного? И что она рассказала  подругам-рыбам? Наверное ее сочли сумасшедшей!  Какой  параллельный мир!  Что с дуры взять, коли  сильно о воду  головой ударилась. Не полагается рыбам  так высоко прыгать!
Додумав все эти мысли за воображаемых  рыб я незамедлительно проникся к ним чувством  жалости. Вслед за  жалостью подкатило еще странное чувство, сродни тревоги:  что если сейчас и за нами,  тремя «тритонами, без чешуи и без плавников», тоже кто-то невидимый наблюдает  сверху или сбоку?
… И может также этот невидимый нас жалеет!?
А почему бы и нет?  Вот еще вчера, пролетая здесь на каких-то ста пятидесяти метрах, я вроде бы все видел, но, как оказалось, ничего толком  не знал об этой жизни. Всего 150 метров, а будто другая планета!

Оставшийся обратный путь я на разные лады обдумывал  произошедшее событие.
…Задала  рыба задачку!

P.S.  Поврежденный участок газопровода в экстренном порядке вскрыли. Обнаруженный 400-мм шовный разрыв трубы заварили

Закладка постоянная ссылка.

Добавить комментарий